Theme Layout

Boxed or Wide or Framed

Theme Translation

Display Featured Slider

Yes

Featured Slider Styles

Display Grid Slider

No

Grid Slider Styles

[style2][caption2]

Display Trending Posts

Yes

Display Author Bio

Yes

Display Instagram Footer

Dark or Light Style

Light
Технологии Blogger.

Ария Индийского гостя


Имидж Индии не меняется на протяжении столетий - полуостров сокровищ, не страна, а ларец с драгоценными камнями. Путешественники восхищались роскошью восточных владык. А сами владыки нередко приобретали свои драгоценности в лучших ювелирных домах Лондона и Парижа.

Полуостров сокровищ

Сапфиры, топазы, рубины, бериллы, аметисты… А также алмазы из месторождений Голконды, (пока не начали осваивать копи Южной Африки, они считались лучшими в мире). Все это добывали в Индии, сама земля здесь была буквально усыпана драгоценными камнями. Кроме того, богатые восточные правители могли позволить себе покупать бирюзу из Ирана, красные кораллы из Средиземного моря и египетские изумруды. Неудивительно, что к камням здесь испытывали особый интерес и приписывали им магические свойства. Со времен средневековья самым могущественным амулетом в Индии считалась «наваратна», что в переводе означает «девять камней», и в этот набор входили алмаз, жемчуг, рубин, сапфир, изумруд, топаз, кошачий глаз, коралл и красный циркон, также называемый гиацинтом. Индусы верили в связь камней с планетами. Рубин, например, был камнем Солнца, жемчуг – Луны.
Индия была раздробленной страной, она состояла более чем из пятисот мелких княжеств, и во главе каждого стоял властитель, обладавший фантастическими богатствами, собиравшимися на протяжении веков. Недавно издательство Vendome Press выпустило книгу «Драгоценности махараджей» (Maharajas’ Jewels). Авторы этого исследования – Катерин Прайор и Джон Адамсон рассказывают о сокровищах, которые находились в руках у индийских принцев и изумляли все человечество. Мы узнаем, например, что португалец Доминго Паэс, посетивший Индию в начале XVI века, был поражен блеском одного из местных монархов: «Вначале я увидел 60 девушек из свиты… На них были браслеты, серьги, ожерелья, и вес украшений был так велик, что девушки не могли идти без посторонней помощи».

Но самая обширная и интересная часть книги посвящена более близкой нам эпохе – когда Индия и Европа стали оказывать влияние друг на друга, когда махараджи стали ездить не только на слонах, но и на пароходах и из сказочных персонажей превратись во вполне реальных заказчиков всемирно известных фирм. В середине XIX века ювелиры Парижа и Лондона выучили новые слова: сарпеш – особое украшение на тюрбан, ванки – разновидность браслета, сари – кусок ткани, который скрепляется драгоценной брошью. Подобных изделий требовали их новые заказчики, владыки Пенджаба, Индура, Ревы или Бхопала. Как водится, они радостно старались угнаться за последними веяниями западной моды (в то время как европейцы горько сожалели, что восточные гости легкомысленно отказываются от собственных традиций – таких экзотичных и оригинальных). Индийцам очень нравились орнаменты в виде бантов и лент, бриллианты, уложенные в виде кружев, свободное крепление камней, при котором те трепетали от каждого движения.

И в то же время были принципы, которыми махараджи не могли поступиться. Например, они свысока относились к серебру, считая его материалом плебейским. Но это создавало проблемы: ведь золото было материалом слишком мягким, чтобы создавать из него хитроумные ювелирные конструкции. В конце концов, гостей с Востока с трудом удалось уговорить согласиться на платину.

На родину принцы возвращались, переполненные впечатлений. Свои жилища они перестраивали так, что теперь они поражают каким-то отчаянным смешением всех стилей. Мавританские колонны, как в Альгамбре, на стенах копии античных барельефов, на столах вазы, расписанные бледными ирисами в стиле модерн. Дальше всех пошел гималайский властитель Джагатасит Сингх - он построил себе дворец в стиле Людовика XVI, и путешественники из Европы впадали в оцепенение, увидев типичное французское шато, окруженное регулярным парком, по которому мирно бродили слоны. А компания Christofle в 1883 году по заказу владыки Бахавалпура изготовила кровать из черного дерева, украшенную серебряными инкрустациями в восточном стиле. По четырем углам ложа стоят статуи дам в натуральную величину – одна, по требованию заказчика, выглядела, как типичная гречанка, другая – как испанка, третья – как итальянка, четвертой, естественно, была рыжеволосая француженка.

Все это очень напоминает советские плакаты про дружбу народов – вот только дамы были абсолютно обнаженные и ваяли их в те благословенные времена, когда излишняя худоба считалась не признаком красоты, а печальным недостатком. Включался хитроумный механизм, начинала звучать музыка, красавицы приходили в движение и начинали взмахивать веерами… Все это – фантастический китч, свидетельство того, какие странные результаты можно получить, когда Запад и Восток все-таки с мест сходят и встречаются друг с другом. Кровать была утрачена в ходе войн, остались только фотографии и эскизы.

Проходили годы, средства передвижения делались комфортнее, дороги безопаснее, и с начала ХХ века восточные принцы просто хлынули в Европу. Все чаше они появлялись не в тюрбанах и шароварах, а в костюмах, сшитых лучшими портными с улицы Сэвил-Роу. Ганга Сингх, махараджа Биканера, навещая Великобританию, в лондонском бутике Фаберже приобретал традиционные аксессуары джентльмена: булавки для галстуков, запонки, трости и портсигары. То была эпоха сильного взаимного влечения. Принцев восхищали элегантность лондонской жизни и блеск парижской. А в европейских столицах увлекались восточной экзотикой. Интерес к этой теме только увеличился, когда наступило время Русских сезонов Дягилева, и парижане увидели балет «Шехерезада» с потрясающими декорациями Льва Бакста.

И вот уже известнейшие ювелирные дома стали присматриваться к Индии и к индийским декоративным мотивам. Первыми стали представители Cartier. Ведущий дизайнер этой фирмы Шарль Жако в 1911 году совершил путешествие в Индию, где установил контакты с продавцами камней и вернулся в Париж с исключительно богатым уловом, а заодно познакомился с местными ювелирными традициями. После этой поездки в коллекциях Cartier все чаще вместо ограненных камней стали попадаться гладкие кабошоны, а цветовые комбинации украшений очень напоминали средневековые эмали из Джайпура. По мнению многих, знаменитый «павлиний орнамент» Cartier, где зеленые изумруды сочетались с синевой сапфиров, обязан североиндийскому декоративному искусству.
Одним из самых знаменитых заказчиков стал юный махараджа Индура. От своего отца он унаследовал не только титул, но и коллекцию драгоценностей на фантастическую сумму в 1 миллион фунтов стерлингов. За пятнадцать лет своего правления – с 1911 по 1926 гг. – он удвоил свои сокровища. Он стал преданным клиентом дома Chaumet, не в последнюю очередь потому, что этот дом создавал украшения для Наполеона, а молодой человек мечтал о карьере знаменитого военачальника и государственного деятеля. Но так уж получилось, что жизнь махараджи стала отличным сюжетом не для героической драмы, а для индийского фильма.

Властитель Индура влюбился в некую Мумтаз Бегам. Девушка происходила из трудовой династии куртизанок – еще ее прабабка была любовницей великого правителя Пенджаба. Принц относился к девушке с большой нежностью и даже брал ее с собой в путешествия по Европе. Но после 10 лет почти супружеской жизни и махараджа, и его драгоценности наскучили красавице. Она сбежала в Бомбей к новому любовнику –богатому коммерсанту.

Махараджа подал в суд на Мумтаз, обвинив ее в краже своих драгоценностей. Но такой скучной европейской мести ему было явно недостаточно. И вот – окраина Бомбея, ночь. Машину, в которой девушка едет со своим новым покровителем, останавливают вооруженные люди. Бомбейский коммерсант убит, а Мумтаз пытаются отрезать нос – это традиционная в Индии кара за адюльтер. К счастью, в происходящее вмешались проходившие мимо солдаты. Исполнители были схвачены, преданы суду и повешены, но полицию весьма интересовал заказчик. Напомним, Индия тогда находилась под властью Его Величества, и британские власти никому не были склонны прощать убийства, даже махарадже. Властитель Индура счел за благо торопливо передать власть своему сыну, а сам сел на пароход и уплыл во Францию. В Европе он познакомился с молодой швейцарской студенткой, которую не испугало его кровавое прошлое. Они поженились, поселились в Сен-Жермен-ан-Ле, маленьком городке под Парижем. Там несостоявшийся великий владыка прожил очень длинную и очень тихую жизнь и умер в 1978 году.
Ему удалось захватить с собой лишь часть своих драгоценностей, прочие были сочтены достоянием государства и перешли к его сыну, который многое отдал переделать ювелирам Mauboussin – к этой фирме он испытывал особую любовь.

После Второй мировой войны для восточных владык наступило непростое время. Очень скоро они перестали существовать как класс – в полном смысле этого слова. Индия получила независимость, и в этой стране, освобожденной от власти англичан, махараджи превратились в рядовых граждан. Многие из них переселились в Европу или Америку, и, чтобы наслаждаться привычной роскошью, продавали свои сокровища. В конце 40-х годов в Нью-Йорк прибыл бывший властитель княжества Барода вместе со своей супругой Сита Дэви, которую он увел от мужа. Эту красавицу называли «индийской Уоллис Симпсон», сравнивая с дважды разведенной американкой, из-за которой отрекся от трона король Эдуард. Обеим дамам, кстати, довелось пообщаться, и при очень скандальных обстоятельствах. Сита Дэви продала свои украшения из великолепных изумрудов и бриллиантов ювелиру Гарри Уинстону.

Уоллис Симпсон, герцогиня Виндзорская, купила их, стала носить в качестве ожерелья и надела на нью-йоркский благотворительный бал. На балу присутствовала и Сита Дэви. Обращаясь к своим друзьям, она небрежно, но так, что услышал весь зал, стала рассуждать, как она любила когда-то носить на ногах те вещицы, которые сейчас так мило смотрятся на шее Уоллис. Возмущенная герцогиня Виндзорская на следующий же день вернула камни ювелиру.
В середине прошлого столетия началась грандиозная распродажа сокровищ махараджей. Европейцы отправлялись в Индию, чтобы приобретать драгоценности у внезапно обедневших потомков могущественных родов. Среди этих путешественников был и Клод Арпельс, представитель семьи Van Cleef&Arpels. По Индии он странствовал в компании бывшего британского полковника, смог благодаря своему спутнику завязать много важных знакомств и вернулся в Европу с богатейшим урожаем. Во время этого путешествия ему удалось попасть во «Дворец Белого Тигра», где жили властители Ревы. Там европейцу предложили на выбор несметные сокровища. К большому своему удивлению, он обнаружил, что многие эти драгоценности, найденные им в глубине континента, несомненно, сделаны руками европейских ювелиров и приобретены лет 50 назад где-нибудь на place Vendome или rue de la Paix. Теперь им предстояло возвращение в Европу. В марте 1956 года они были выставлены на продажу и произвели сенсацию.

К 60-м годам блеск и роскошь махараджей окончательно поблекли, а сами они превратились в персонажей из учебников истории. Их сокровища лишь изредка появляются на аукционах, и имя владельца обычно не указывается. Но осталось лишь некое общее воспоминание о сказочных владыках сказочной страны. И недаром в фильме «Мулен Руж» Бэза Лурмана действие происходит в условно-стилизованном кабаре на Монмартре, где ставят спектакль про такую же условно-экзотическую Индию – страну махараджей и красавиц, роскоши и драгоценностей.
Екатерина КАРСАНОВА

[gallery columns="2"]
Марфа Петербургская
0 Comments
Share This Post :

You Might Also Like

[name=Marfa Peterburgskaya] [img=http://2.bp.blogspot.com/-rzL7MGjdXcc/VP9rb3Jfq8I/AAAAAAABH8s/yVFPcq2Q4PY/s240/DinHrg-uQBk.jpg] [description=Дорогие друзья! Я рада видеть вас в своем блоге. Здесь очень многое о моде, о моем любимом городе и обо мне... Это приятные эмоции, которые характерны каждому, и я надеюсь вы их найдете в материалах моего блога. Подписывайтесь, комментируйте и пищите о своих интересах. Постараюсь их отражать. ] (facebook=https://www.facebook.com/Marfa.Peterburgskaya) (twitter=http://twitter.com/pmarfa) (instagram=https://instagram.com/marfapeterburgskaya/)

Follow @marfapeterburgskaya